Дольше, но мягче: пенсионная реформа обрела форму

Дума приняла во втором чтении пенсионную реформу. За президентские, смягчающие первоначальный вариант поправки проголосовали единогласно. Однако суть осталась прежней. В силу уже сложившейся традиции принятый парламентом закон не охватит всех тонкостей новой пенсионной системы, их будут корректировать подзаконными актами на ходу.
Главное послабление вышло для женщин: пенсионный возраст для них увеличивается не на 8, а на 5 лет — до 60 лет. Для мужчин он составит 65 лет, как и предполагалось в первоначальном варианте. Чрезмерная «жесткость» по отношению к представительницам «прекрасного пола», судя по всему, и предполагалась с самого начала как заранее подготовленная позиция для отступления. Так и произошло. Приняты и другие смягчающие поправки, предложенные президентом Владимиром Путиным в специальном телеобращении в конце августа. А никакие другие (их было выдвинуто в ходе парламентских и иных обсуждений около 280) и не приняты вовсе. Что лишний раз подчеркивает: новая пенсионная система — это, может, и суровая, но необходимая дань непростой экономической и, главное, демографической ситуации в стране. Больше отступать некуда. С такой демографией, согласно которой при нынешних тенденциях на одного работающего скоро будет приходится один пенсионер, любая страна — даже самая богатая — пошла бы на аналогичные меры.

Правительство, по предложению опять же президента, пошло и на другие послабления. Так, граждане, имеющие большой стаж работы в сельской местности, получат право на увеличение фиксированной части пенсии на 25%. Эта мера коснется около миллиона человек. Финансовые затраты на эту льготу вряд ли будут существенными: зарплаты на селе по-прежнему сильно отстают от городских, соответственно, фиксированная часть пенсии — сравнительно небольшая. А 25% от нее — сущие копейки на общем фоне. Наверняка меньше тех 1,8 млрд рублей, которые обещают через несколько лет доначислить в Пенсионный фонд как «конфискат» от коррупционеров. С другой стороны, у одного только полковника Захарченко в свое время нашли аж 9 млрд Кстати, упомянутый «сельский» миллион — это примерно раза в три меньше, чем число пенсионеров из числа силовиков, которые, по сути, сохранили все прежние условия выхода на досрочную пенсию. Которая к тому же значительно выше среднероссийской. Так что силовиков пенсионная реформа практически не коснулась. Впрочем, в любой другой стране аналогичные категории граждан традиционно пользуются значительными льготами, иначе просто некому будет служить в полиции и охранять страну. Другой вопрос — о количестве сотрудников силовых структур. И о их качестве. Но это уже отдельная тема.
Снижен, по сравнению с первоначальным вариантом, стаж, при котором мужчины и женщины могут выйти на пенсию вне зависимости от пенсионного возраста: соответственно, при 42 и 37 годах такого стажа. Это значит, что мужчины и женщины, которые начнут работать в 18 лет и будут делать это, не прерывая стажа, уйдут на пенсию «по-старому», то есть в 60 и 55 лет соответственно. Трудно пока подсчитать эффект, поскольку на практике это означает, что он охватит в основном людей, которые начали трудовой путь сразу после школы, не получив качественного высшего образования. Трудно представить, кто могут быть эти люди в ХХI веке. Скорее всего, работники неквалифицированных тяжелых профессий, которые могут иметь льготы по «другой линии».

Несколько более важной мерой видятся льготы для многодетных матерей: досрочный выход на пенсию будет предоставлен не только женщинам, которые имеют пять и более детей (так было в первом правительственном законопроекте), но и имеющим четырех и трех детей. Они могут уйти на пенсию в 56 и 57 лет.
В то же время это можно рассматривать как форму социального пособия: обычно столь многодетные семьи живут весьма небогато.

На практике многие граждане, начав оформление пенсий, часто сталкиваются со сложностями бюрократического порядка. В частности, с определением конкретных льгот и размеров надбавок. Однако законы в нашей стране из стен парламента традиционно выходят в таком виде, что оставляют большой простор для бюрократического творчества в виде подзаконных актов и ведомственных инструкций, которые порой существенно меняют или даже выхолащивают саму суть закона. Так что, скорее всего, уточнение конкретных льгот будет по-прежнему происходить во многом в результате диалога конкретного гражданина и чиновника Пенсионного фонда.

На целый ряд не менее актуальных вопросов думский законопроекта также не отвечает, оставляя простор для действий исполнительной власти в зависимости от экономических и политических обстоятельств. Например, по предложению президента, сохраняются льготы по уплате целого ряда налогов и других материальных льгот для «предпенсионеров» — они привязаны к старому пенсионному возрасту. Они сохранятся на переходный период.
Это федеральные, регионам — в зависимости от своих финансовых возможностей — придется выбирать: то ли оставить местные льготы на неясный срок, то ли как-то объяснить гражданам, почему на них денег нет.
Вопреки нормальной и уж точно экономической логике нынешний закон принимается вне связи с планируемой и готовящейся реформой накопительной части пенсионной системы. Если уж проводить пенсионную реформу, то почему не одним пакетом? При этом в «накопительную часть» можно было, теоретически, заложить немало положений, которые повысили бы привлекательность новой пенсионной системы по крайней мере для молодых поколений. В идеале, человек, планирующий жизнь на пенсии, должен хотя бы примерно представлять, по мере ее приближения, сколько именно он будет получать не в абстрактных баллах (сейчас даже в баллах это непонятно, притом что непонятно, сколько будет «весить» в рублях ваш балл через пару лет), а в рублях. Тем более что мы вроде бы уже отошли от времен галопирующей инфляции, и жизнь стала в этом плане более предсказуема. Однако пенсионный закон просто игнорирует этот вопрос, а по части конкретных цифр правительство обещает лишь в следующем году повысить среднюю пенсию примерно на тысячу рублей и постараться держать такой темп ее повышения в дальнейшем.

Однако жестких обязательств по второй части нет. А значит, что четкие параметры новой пенсионной системы попросту отсутствуют. Например, если заявлена была цель довести размеры пенсий до примерно 40% от дохода (сейчас немногим выше 30% от среднестатистической зарплаты в стране), то неплохо бы было зафиксировать это обязательство в законе — с привязкой к конкретной дате, когда это будет достигнуто. Равно как и с конкретными обязательствами по индексации пенсий. К тому же вопрос: 40% — это к средней зарплате по стране или к зарплате конкретного работника? К доходу с учетом льгот или нет? С учетом накопительной части или нет? Люди пока просто не понимают этого.
Принятый отдельно ранее закон об уголовной ответственности за «необоснованное увольнение» или отказ принять на работу людей предпенсионного возраста также, по идее, можно было включить в общий пакет пенсионной реформы. Хотя, с точки зрения регулирования рынка труда, такая мера выглядит неоднозначной и может привести, вопреки добрым намерениям, к ухудшению правового положения предпенсионеров, которых просто перестанут брать на постоянную работу сильно загодя, чтобы не «нарываться на неприятности».
Причем, «предпенсионеры», еще не появившись как законодательно утвержденная категория, грозят создать еще одну смысловую коллизию. Их предложено отнести к тем, кто имеет право на алименты по нетрудоспособности (например, родители от детей, бабушки и дедушки — от внуков) — сейчас это, например, инвалиды I, II или III группы, а также лица, достигшие общеустановленного пенсионного возраста.
При внесении поправок в Семейный кодекс получится, что один закон считает женщину 56 лет нетрудоспособной в силу «старого» пенсионного возраста, а другой — вполне трудоспособной в силу «нового» пенсионного возраста.
Можно и дальше перечислять отдельные недоработки, лакуны и недостатки нового пенсионного законодательства. Однако новая система уже становится экономической реальностью. Притом, как было отмечено выше, неизбежной. С ней теперь жить. Но есть веские основания полагать, что власти все же не пойдут ни на какое существенное ухудшение материальных условий жизни пенсионеров, если это только не будет жестко продиктовано теми же экономическими условиями. А в случае (пока это видится сугубо гипотетическим вариантом) ускорения экономического роста в стране пенсионерам непременно что-то перепадет. Хотя бы потому, что они — все более растущая часть российского электората, и к ее чаяниям хочешь-не хочешь придется относиться трепетно и с максимальным пониманием, что бы там ни было написано во всяких законах. Кстати, то, что в первоначальный жесткий вариант были внесены все же довольно существенные смягчающие поправки, отчасти это предположение подтверждает. Так что хотя бы по этим причинам в подлинном смысле «антинародной» пенсионная система в России не станет никогда.

Источник: m.finance.rambler.ru

Купить готовый сайт

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here