Тень великого кризиса: биржи начали топить рубль

В 1998 году для аналогичных финансовых бедствий пришлось платить по умолчанию, а в 1986-м, распад СССР

Недавно аналитики портала «Новости.Экономика» предположил, что период оптимизма и стабильности на финансовых рынках подходит к концу.

В качестве подтверждения своего предположения они, в частности, сослался на аномалии динамики фондовых индексов США и прогноз прибыли компаний. Даже с учетом возможных стимулирующих мер от мировых центробанков, говорится в публикации портала, нет причин для хорошего настроения нет.

Конечно, российского рубля этой весной также будут сталкиваться с серьезными проблемами, разрабатывал идею специалистов портала. Например, крупнейший покупатель американской российского фондового VanEck векторов России в режиме реального времени (для RSX в режиме реального времени), был вынужден продать российские ценные бумаги на 61,5 миллиона долларов, чтобы вернуть средства инвесторам. Таким образом, портфель фонда, практически копируя индекс РТС, ликвидировали 83% инвестиций, вложенных в январе на Мазуры.

Кроме того, на Чикагской фондовых спекулянтов биржи начала сдавать позиции против рубля, в то же время устраняя большинство контрактов, направленных на укрепление нашей национальной валюты. Как следствие, объемы ставок против рубля превысило показатели прошлого лета, и записывает пики девальвации в декабре 2014 года и январе 2016 года.

Вывод из всего этого — да, в начале года, рубль стал стремительно укрепляться, но сейчас этот процесс остановился, так что после еще одного рывка начнутся продажи. А если еще учесть, что с высокой степенью вероятности цены на нефть в ближайшее время упадет, и угроза санкций никогда не уйдет, людей пришло самое время покупать валюту.

Однако, пояснил «СП» доцент кафедры фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Сергей Хестанов, идея с наличием сбережений на покупку иностранной валюты-это всегда хорошо. Рубль, развил идею эксперт постоянно находится под угрозой, и с точки зрения объективных факторов ослабления наиболее важным является просто внешней угрозы, как снижение цен на нефть или существенного ужесточения санкционной политики.

— Конечно, с уверенностью сказать, что, например, завтра, девальвация национальной валюты, современная экономическая наука не в состоянии, — подчеркнул он. Поскольку курс любой валюты влияет на все. Так что прогнозы, конечно, можно обойтись, но они могут легко быть нарушена каким-либо внешним событием, и в любое время. Поэтому экономисты не любят делать, слишком большая вероятность того, что предсказание не сбудется не зависит от причин авторы.

С другой стороны, практические наблюдения последних пяти лет свидетельствует о том, что рубль довольно часто страдает от девальвации. Это очень удобный способ повышения конкурентоспособности российского экспорта и конкурирующих с импортом отечественных предприятий, а также для пополнения бюджета.

«СП»: — Вы сказали, что экономисты не любят заниматься прогнозированием курсов валют. Однако, официально, Министерство экономического развития и прогноз на рубль в те времена еще пересмотреть. По данным аналитиков, средний курс рубля по отношению к доллару в этом году ожидается на уровне 66 рублей (63.9 вместо рубля). В 2020 году, это будет предположительно 67.2 рубля за доллар, а в 2021 году-уже 67,8 рублей. Как это должно служебного положения?

— Очень просто. Мы должны понимать, что задача министерства в первую очередь заключается в обеспечении экономического роста. И тот факт, что предсказания, которые она откладывает падение курса валюты, говорит о том, что в ближайшем будущем изменение структуры российской экономики не ожидается. В структуре, когда около трети доходов бюджета является экспорт, ослабление рубля — это рациональный путь экономического роста. Других достоверных, точных и существенных не наблюдается.

«СП»: — возможно ли в обозримом будущем появление внешних факторов, которые способствуют, наоборот, укрепление рубля, а не ее ослабления?

— Конечно. Например, очень сильный рост цен на нефть, гораздо больше, чем 20-30%. Это, конечно, будет бороться, но приток валюты неизбежно заставит рубль значительно укрепился.

«СП»: — кто будет бороться с ней, наши «западные партнеры»?

— Нет, наши экономисты. Российские денежные власти, как правило, борьба с укреплением рубля в течение длительного времени и достаточно успешно. В периоды сильного роста цен на нефть покупают валюту для пополнения резервов. Он мягко проявляется, начиная с 2001 года, потом была пауза, и затем с 2010 по 2014 год, наши резервы растут. И где-то в февраля 2015 года, эта политика была возобновлена. Если так интенсивно не покупать валюту, доллар бы сейчас в России стоит, я думаю, на уровне 50 рублей. Так что борьба идет серьезная, планомерная и впечатляет.

«СП»: — однако, слабый рубль для нашей экономики это не очень хорошо?

— Поиск четкий и аргументированный ответ на этот вопрос, вы можете посвятить всю свою жизнь, так что эта тема неоднозначна. Но следует отметить, что слабый рубль выигрывает российский бюджет как таковой — время, российские экспортеры — два российских предприятий, конкурирующих с импортом — три. Это экономические субъекты, чьи интересы очень важны.

Более чем одна треть нашей потребительской корзины составляют импортные товары. И в те товары, которые считаются чисто русскими, также содержится определенная доля импорта из-за упаковки, оборудования, расходных материалов. В то же молоко, в зависимости от региона, от 4 до 6 процентов. Так что с потребительской точки зрения, сильный рубль, покупательная способность россиян значительно возрастает, и что вроде, как есть «эффект богатства». Но тогда вам придется платить, урезать бюджет, доходы, падение экспортных предприятий, снижение спроса бюджете на товары и услуги, рост безработицы.

«СП»: — но малый и средний бизнес, не связанный с бюджетом, от этого не пострадает?

— Не забывайте, что тема пенсионеров, напрямую или косвенно получают деньги из бюджета-80% населения. И бизнес работает с населением, поэтому тоже сильно зависит от курса рубля. Только эта зависимость не прямая, но косвенная. Так что популизм в равной степени определяется как необоснованные призывы к укреплению рубля и повального обращения к его ослаблению.

Это на самом деле очень творческая работа, потому что эффект от изменения курса сказываются не сразу, а с задержкой и иногда очень нетривиальная. Например, в период с 2003 по 2008 годы в нашей экономике, рубль укрепился, но в то же время инфляция достигла 20%. Это нонсенс, это противоречит логике.

«СП»: — Почему, кстати, что случилось?

Потому что мы, как это происходит, не эффективно боролся с укреплением рубля. Таким образом, импорт в стране инфляция, и с заметной выгодой. И когда Алексей Кудрин , в свое время, начал формироваться стабилизационный фонд, это очень сильная, иногда даже политически неправильно, критиковать. Но если этого не было сделано — до сих пор не знаю, как бы мы пережили 2008 и 2014 годов, а что было бы сейчас с инфляцией. Интересно, что тот же Кудрин, который шел с другой стороны: дескать, мы слишком жесткого бюджетного правила, монетарные власти слишком много пополнят запасы.

«СП»: — в мировой финансовый рынок, судя raznonapravlennoe движение американских индексов, которые говорят «вести.Эконмика», тоже не все гладко?

— С одной стороны, вес ссылочных индексов не так уж велика. Но правда для тревожных страх в этом деле. Тот факт, что мировая экономика циклична, и сейчас она находится на завершающей стадии очередного цикла роста. Я верю, что где-то на горизонте, всего год или два с большой вероятностью лопнет очередной экономический кризис, что, по сути, они все говорят. Одним из его симптомов являются просто такого рода дисбаланс.

«СП»: — если в начале кризиса уже известна, я думаю, российская экономика готова к этому?

«Экономика будет готова» — это, знаете ли, расплывчатое понятие. Но если послушать руководителей наших денежных властей, понятно, что они понимают проблему и пытаются противостоять это разумно. Только вот таких кризисов является глобальной, поэтому даже теоретически это невозможно, чтобы избежать их. Все они могут сделать, это попытаться как-то смягчить последствия. Тем не менее, остановить падение российского ВВП на пике кризиса 2008 года стоил стране добрая треть всех своих резервов. И если в течение ближайших смена цикла изменения рынка, нашей экономики, так сказать, очень сильно затянуть пояса

«СП»: — но, чтобы действительно изменить положение вещей? То, что мы называем кризис на этот раз?

Это можно предсказать с довольно высокой точностью. Просто оглянуться назад и увидеть то, что было раньше, понимая, что в принципе кризисы бывают двух типов: циклические и структурные. Яркий пример циклических — 2008. Тогда экономика упала сильнее, сильнее, но падение было недолгим, и спустя год ушла довольно быстрое восстановление.

Но то, что произошло в 1986 году, когда рухнула цена на нефть, и другой вариант. Тогда кризис был характерен структурный, трансформационный. Для него нам пришлось заплатить развалом Советского Союза, и о последствиях мы преодолели 15 лет, и только где-то в начале нулевых годов нового века, нам удалось добиться «dorsalnogo» советского уровня жизни населения. Если, не дай Бог, грядущий кризис будет таким же, как в 1986 году, придется морально готовиться, мягко говоря, большие перемены.

«СП»: — можно ли по каким-то признакам хотя бы примерно представить, какие изменения ожидают нашу экономику является циклической или структурной?

— Это невозможно предсказать. Нет никакого способа, которым это может быть. Единственное, что более или менее прогнозируется, так что частота кризисов. Увидеть, 1986, потом 1997, потом 2008. Как правитель, оказывается, 11 лет, хотя диапазон регулярности составляет от 7 до 12 лет.

Новости валютного курса: ЦБ заявил, что рост курса рубля в среду

Проблемы экономики: российская экономика прошла точку невозврата, когда девальвировался рубль

Источник: newsland.com

Купить готовый сайт

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here