После статьи «транзитный бюллетень» в России прошли обыски

Неделю назад в нашей газете была опубликована статья о возможном участии в финансовых махинациях на народ российский сенатор Владимир Кожин, его сын Игорь и друг семьи Андрей Черкасенко. Она была частично основана на интервью с Артемом товарищ Оржевского Игорь Кожин и Андрей Черкасенко.

Через несколько дней после публикации последовала реакция Москвы, в места, связанные с Артемом Оржевского, были проведены обыски.

Самым неожиданным стал визит полиции в “бюро переводов ТЛС”, который по приказу господина Оржевского осуществляют перевод документов, предназначенных для итальянского суда. Защита классифицирует это как нарушение адвокатской тайны. Также обыск прошел в квартире бывшего Оржевского гражданская жена.

Мистер Оржевского считает, что ответчики в статье подключен административный ресурс для давления на него и его семью.

В России по просьбе г-н Черкасенко по отношению к своим товарищам Оржевского Артем и Ярослава Иванцова уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 4 статьи 159 УК РФ (“Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере“). В настоящее время Оржевского находится под домашним арестом в Италии, где он рассматривает запрос России о его экстрадиции. Г-н Иванцов задержан на одной и той же просьбой во Франции.

Артем Оржевского: “я расцениваю этот инцидент как угрозу”

Комментируя обыски, сэр Оржевского рассказал Нашей газете, что полиция имела доступ к материалам, с которыми он собирался быть в итальянский суд. По его мнению, передача информации о линии своей защиты и персональных данных на уголовное преследование представляет собой реальную угрозу для его безопасности, поэтому он рассматривает возможность обратиться к итальянским властям с просьбой предоставить ему государственную защиту.

Позавчера в 6 утра мне сообщили, что квартира моя бывшая гражданская жена ищется. Я в этой квартире никогда не жил, там был за короткий период много лет назад, отношения к ней не имеют. Это элемент психологического давления на меня и всех, кто имеет отношение ко мне.

Затем, я написал персональный менеджер, “перевод”, компании, которая осуществляла перевод на итальянский язык моих подготовленных материалов в свою защиту. Я работал с этой компанией договора с клиентом, доверять им конфиденциальную информацию и не подлежат разглашению. Там были мои доказательства, мои мысли, идеи, все, что я собирался использовать в честном и состязательном судебном процессе. В том числе мои личные данные, мой номер телефона, адреса проживания в Италии. Все, что мои оппоненты (я не имею в виду сейчас полиция) теперь знаю. Представители компании под давлением были вынуждены передать эти материалы в правоохранительные органы.

Я не понимаю, как результат, в принципе, признали, что эти материалы являются в точности те переводчики, которые я сделал кто-то спрашивал за эту услугу. Там открыли мою электронную почту и получил доступ к моим посланникам?

И я хотел бы понять, как расследование будет использовать эту информацию? Потому что пока мы видим, что Господь Игорь Кожин и Андрей Черкасенко использовать административный ресурс в своих интересах. Все это произошло после публикации статьи, в которой я заявил, что у него есть доказательства своей невиновности и информация о незаконной деятельности моих оппонентов. Затем начались поиски этих доказательств и информацией с полицией, сначала в квартире бывшей жены, то в “переводе”.

Конечно, у меня есть некоторая надежда, что российские правоохранительные органы, независимые от административного ресурса, и тогда они используют мои материалы для этой цели объективного расследования. Теперь у них есть больше доказательств того, что раньше были проигнорированы.

Но в реальности я вижу в этих действиях реальную угрозу собственной безопасности. После того, как мои оппоненты попали мои личные данные и моей базы данных, я буду вынужден обратиться к итальянским властям за защитой.

Адвокат Елена Васильева: “нарушены права моего клиента на защиту”

Адвокат Елена Васильева, представляет интересы Артема Оржевского, в ответ на нашу просьбу предоставить информацию об обысках заявил, что он не может комментировать ход уголовного дела против ее подзащитного, поскольку незадолго до этого был вынужден дать следователю подписать соглашение о конфиденциальности. Однако, она отметила, что другие заинтересованные стороны, такие меры не применялись. Снятие защиты полиции материалов она описала как нарушение адвокатской тайны.

– 14 декабря следователь отобрал подписку о неразглашении данных предварительного расследования. Я был предупрежден об уголовной ответственности в случае раскрытия информации без предварительного одобрения со стороны следователя. По этой причине, комментировать прошлых поисков, я не могу, так как опасаются преследования со стороны правоохранительных органов.

Хочу, однако, обратить внимание на тот факт, что, насколько я знаю, подписка была отобрана у меня только один, и других участников процесса, такая мера не применялась.

После прочтения вашей статьи, я могу сказать, что потерпевший добровольно дает прессе комментарии по уголовному делу, в то время как я следственных органов таких прав лишены.

Я уверен, что это делается для того, чтобы я не мог общаться с журналистами и не смог сообщить о нарушениях, которые допускаются в ходе расследования уголовного дела.

Поэтому на данный момент я не могу дать вам подробный юридический комментарий, я просто хочу исправить, что для удаления материалов следствия защиту и введения чрезвычайного ограничения, связанные с соглашением о неразглашении, представляет собой вмешательство в профессиональную деятельность адвоката и нарушать моего клиента права на защиту.

Адвокат Тимоти Цаголов: “беспрецедентный для удаления материалов защиты”

Подробные комментарии мы получили от адвоката Тимофея автор книги, которая представляет интересы Ярослава Иванцова товарищ Артем Оржевского. Ссылаясь на то, что на самих событиях он знает со слов Оржевского, он дал им юридической оценки. По его мнению, предпринятые действия правоохранительных органов подтверждают обвинительный уклон расследования, используются в качестве метода психологического давления. Получив такой же доступ к защите вызывает большое беспокойство.

– Я не являюсь представителем г-на Оржевского, а потому, что они являются моими клиентами по одному уголовному делу, я общаюсь с Артемом, и в ходе последних событий. Чтобы добавить к его словам о новой информации я не могу, но хочу отметить некоторые правовые аспекты инцидента.

Обыск в квартире бывшей жены, с одной стороны, не удивительно, это довольно формальное мероприятие, которое проводится в доме родственников обвиняемого. С другой стороны, интересен тот факт, что обыск был произведен спустя длительное время после даты возбуждения дела. Почему это сделано сейчас, когда эффективность таких действий крайне низка?

Я считаю, что это метод психологического воздействия на родственников, родственников Артема Оржевского.

Что касается выемки документов в “переводе”, это беспрецедентный следственных усилий, что требует привлечения большого количества ресурсов.

Интересно, что, как следствие, в целом нашли, что Оржевского лечение в этой компании.

Насколько я знаю, Оржевского перевести на итальянский материалами, которые планируется использовать в месте его нынешнего проживания, для защиты от необоснованного преследования в России. Насколько мне известно, итальянский суд попросил Российскую Федерацию для получения дополнительной информации, фактически отказались выдавать Оржевского.

Материалы, которые были в “перевод”, непосредственно связанных с линией обороны Оржевского на территории Российской Федерации.

Как и зачем будет использовать свою силу?

Анализируя ход уголовного дела, я могу сказать, что исследование носит субъективный характер и имеет явный обвинительный уклон.

Есть много деталей, которые объективно не нужны. Например, арест счета программистов, которые работали над разработкой программного обеспечения, в то время как понятно, что их личные средства не имеют никакого отношения к суммам, отраженным в материалах уголовного дела. То же самое можно сказать о заочном аресте Оржевского и Иванцова по надуманным основаниям.

Учитывая обвинительный последствия, я боюсь, что информация, полученная из материалов защиты выведены из переводчиков будут использованы субъективно против Оржевского и против моей Иванцова клиента.

 

Источник: newsland.com

Купить готовый сайт

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here